Российское информационное агентство
поиск по статьям и новостям

В истории Миасса обнаружилась еще одна неизвестная страница

29.07.2017, 20:13      Новости Миасса

Как-то на телеканале ОТР в программе про героев современной России показали железнодорожников, которые предотвратили столкновение пассажирского поезда и идущего ему навстречу локомотива (локомотив этот был специально отправлен одним обиженным на железную дорогу подонком).

В связи с этим мне вспомнилась история, произошедшая на станции Миасс, которую хранят в нашей семье как легенду. Ее мне поведал старший брат. Начну издалека. Наш отец — Бессонов Георгий Иванович — в июле 1938 года закончил Свердловский эксплуатационно-электротехнический техникум путей сообщения. До февраля 1940 года он работал диспетчером-графистом в Надеждинском отделении службы движения железной дороги им. Кагановича. В феврале был уволен ввиду ухода в Красную армию (на снимке внизу).

Как немцы колбасы лишились Как потом рассказывал отец, отправили его на Финскую войну, но пока везли, она закончилась. Тем не менее, отцу пришлось в составе наших войск занимать Прибалтику, а после начала Великой Отечественной отступать через всю Литву и Латвию на Псков, Себеж, Великие Луки, Старую Руссу, Новгород и т. д. Отступали, естественно, с боями. Отец не любил рассказывать про войну, но кое-что я все-таки помню. Например, как наши бойцы украли у немцев мешок с колбасой. Или другой случай, когда немецкий снаряд попал в эшелон со снарядами, один вагон уже горел, но отец сумел отцепить его и тем самым спас весь состав. Его тогда наградили за этот поступок. Но награда до сих пор не нашла героя…

ДСЗ — значит заместитель В 1942 году на Урале и в Сибири развернулась военная промышленность. Огромное количество выпускаемых заводами снарядов и вооружений везли на фронт по железной дороге. Однако на ней не хватало специалистов, так как большинство было мобилизовано на фронт. И вот товарищ Сталин издает указ, которым предписывается отправить в тыл специалистов-железнодорожников и дать им бронь от военной службы. Таким образом, отец в августе 1942 года был направлен с фронта в распоряжение 1-го Златоустовского отделения службы движения и принят на должность ДСЗ (то есть заместителя начальника) станции Миасс. В мае 1944 года он стал начальником станции, а в июле родилась я. Старшему брату Борису в то время было четыре года. Жили мы прямо на станции, перрон — прямо под окнами. Днем и ночью мимо грохотали составы. На Запад везли снаряды, танки и прочее вооружение, а обратно — раненых бойцов.

«Посижу голодом!» Работа железнодорожников была очень напряженной. Каждый состав тщательно осматривали, проверяли колеса и прочее. Паровозы заправляли водой и углем. Составы, как правило, были перегружены. Отец дома практически не бывал. Приходил, чтобы поесть, и засыпал за едой. Старшему брату покупали пол-литра молока в день. Однажды уставший отец неловко взмахнул руками и нечаянно разлил молоко. Мама заплакала, а брат стал утешать ее: «Ничего, мамочка, я посижу сегодня голодом!». Конечно, все это я знаю по рассказам мамы, а вот брату отец (уже много позже) рассказал про случай на железной дороге. Брат этот рассказ помнит только в общих чертах и не так давно поведал его нам — мне и еще троим братьям, которые родились позже.

Порвалась сцепка Дело происходило в 1943-1944 годах. От станции Миасс отправился состав с вооружением. Как обычно, он был перегружен. Следующая за Миассом станция — Златоуст, а между ними, как известно,— Уральский хребет. И вот на подъеме на хребет вдруг не выдержала и порвалась сцепка состава с локомотивом! Состав оторвался от паровоза и начал движение назад, постепенно разгоняясь. Подробности нам не известны, но знаем, что невероятными усилиями путейцы сумели освободить все пути, чтобы предотвратить столкновение. А ведь состав двигался по инерции якобы до самого Чебаркуля!

Спасибо Кагановичу! Естественно, этот случай в НКВД расценили как вредительство. Отец рассказывал, что его вызывали в органы, но не принимали, и он часами сидел в коридоре, ожидая вызова в кабинет. Разбирался с этим случаем сам министр путей сообщения Лазарь Каганович (на фото). Он, кстати, и защитил железнодорожников от НКВД, заявив, что не позволит губить своих специалистов, потому что железная дорога без них встанет. Начальником станции отец работал до 20 января 1948 года, после чего его перевели на Карабашский медьзавод.

Уважаемая редакция! Может, кто-нибудь из читателей газеты «Миасский рабочий» слышал эту историю от своих родителей? А может быть, еще живы свидетели этого события, которые помнят подробности? Очень хотелось бы узнать, что и как там происходило… С уважением, Наталья Георгиевна БУРОВА (Бессонова).

От редакции Мы, как и вы, уважаемые наши читатели, люди любопытные. Прочитав письмо Натальи Георгиевны, захотелось нам узнать, что такое «железная дорога имени Лазаря Кагановича». Оказалось, что это не что иное, как наша родная Уральская железная дорога (так она называлась до 1900 года). — В 1934 году из одной дороги было сделано две — Пермская (с управлением в Свердловске) и Южно-Уральская (с управлением в Челябинске). — 11 марта 1936 года Центральный Исполнительный Комитет Союза ССР под председательством Михаила Калинина постановил «удовлетворить ходатайство рабочих и инженерно-технических работников Пермской железной дороги, партийных и советских организаций Свердловской области и переименовать Пермскую железную дорогу в дорогу имени Л. М. Кагановича. — В 1943 году дорога имени Кагановича стала называться Свердловской.

Источник: https:
 Читайте также:
Мнение редакции интернет сайта yodda.ru никогда не совпадает с мнением, высказаным в новостях.

Пользовательское соглашение   |   Контактная информация   |   Города   |   Отели
Copyright © 2014-2016 yodda.ru - региональное информационное агенство
Яндекс цитирования